hagnir: (Default)
Игнатьич, прежде чем попасть к нам в отделение, совершил своим многострадальным телом несколько неочевидных перемещений в пространстве. Ну, самый главный вопрос - с чего всё началось. Что-то мог знать врач «скорой», но про это он уже никому не расскажет. Потому, что уже давно как уехал в ночь с мигалкой, мгновенно про Игнатьича забыв.

А сам Игнатьич тоже не расскажет, поскольку не помнит. Он несколько раз брался за это сложное дело, но каждый раз выходило по-новому. Если честно, его показаний хватило бы на пару чеховских рассказов и еще на одно небольшое уголовное дело, но как оно там на самом деле было — тайна, почище Лох-Несса.

Дальше... )
hagnir: (Default)
Тема во всей красе не раскрыта будет никогда, похоже.

Составной и неотьемлемой частью дерилия является Побег. Было уже об этом, но хотелось бы расширить.

В самом деле, где развернуться чертям, как не на воле? Медицинское учреждение совсем не то место, где они, черти эти, могут порезвиться как им того требует природа. Мешает фиксационная терапия и различные скучные препараты. Поэтому стоит только персоналу ослабить хватку, как объект лечения начинает порскать как моль из бабушкиного комода. Нет чтобы сидеть спокойно и свитера хавать. Нет, это пошло, нужен двигательный креатив.

Сейчас-то я немного расслабился, ибо контингент на моем нынешнем месте работы спокойный. Один только раз, пару лет назад, бабушку-божьего одуванчика из окна вытаскивал, кричала с шестого этажа в ночь что-то безутешное и пыталась просочиться сквозь оконную решетку. В ней и застряла, комплекция у нее уже не девичья была. Потому я ее и спас. Похожа она была, застрявшая в решетке на фоне черных небес, на редкий энтомологический экземпляр. Ну, вот и все, никакой больше экзотики.
А вот в светлой памяти Остроумовской больничке - там да, там цвет общества обычно собирался, львиные лица и такие же повадки. Площадь трех вокзалов, оттуда, сообразно названию, трех богатырей обычно и привозили.

Кстати, она, эта больничка, воистину Остроумовская. Как вы яхту назовете...

Больше всех везло доктору Бирюкову.
вот оно, собственно )
hagnir: (Default)
Тема еще не раскрыта!

Доктора, понятное дело, обычные практически люди. Нет каких-то морфофизиологических причин выделять их в отдельный вид. А посему чаша печальная их тоже не минует...

Лежал в нейрохирургии доктор один. Хирург. Случилось, что по совсем немедицинским причинам набили ему рожу и сотрясли мозг. Кто-то, впрочем, скажет, что у хирургов мозг только спинной, чтобы руки работали, резали, но это глупости. Есть у них мозг. Он, в данном случае, слегка и сотрясся.

Доктор, ввиду корпоративного милосердия, в отделении имел определенную волю, в частности, заходил в ординаторскую покурить и позвонить. Чай еще погонять. Выпить водки ему никто не предлагал. А зря.

Потому, что доктор был тихий алкоголик. И несколько дней воздержания сказались на нем губительно.

...Нейрохирург О., возвратясь после утреннего обхода в ординаторскую, обнаружил там битого доктора, который занимался обычным делом - звонил и курил. Приветливо помахал нейрохирургу О., мол, ничего, что я здесь? Ничего, ничего, махнул было О. в ответ, но рука замедлилась и повисла в воздухе. Всё было плохо. Доктор сидел на стульчике с сигаретой в одной руке и телефонной трубкой в другой, но - без трусов. В майке, но без трусов. Каким образом и куда пропали трусы так и осталось неизвестным.

Нейрохирург О. мекнул что-то тревожное, поведя рукой в направление нижней части пациента. Битый доктор засуетился - всё, всё, заканчиваю - и затушил сигарету о свою коленку.

Нейрохирург О. бросился в коридор, слоном трубя кого-нибудь на подмогу - вязать. Битый доктор бросился вслед за ним и, обнаружив отличную физическую форму, стремглав покатился по лестнице вниз, в пампасы. Больничная охрана в корпусе ничего не успела сделать: посудите сами - когда мимо вас в седьмом часу утра пробегает человек без трусов, машет рукой и кричит: "Физкультпривет!", требуется некоторое время, чтобы свести это в одно целое и сделать выводы. Точно так же миновал физкультурник и охрану на выезде из больницы, с той только разницей, что там спали и даже не проснулись. У них рефлекс пробуждения только на автомобильный гудок.

Меж тем нейрохирург О. продолжая трубить, собрал немалое количество доброхотов и устремился в погоню.

...Утро золотит верхушки домов, просыпаются собаки и бродяги, дворник разбрасывает метлой вчерашние бычки. По полупустой Стромынке, по трамвайным путям, обегая лужи бежит человек без трусов. Бежит легко, даже изящно - он чувствует себя вольным, как птица. Как дрозд без трусов. Скинуты оковы цивилизации!

За ним, метрах в ста, хищной кучкой следует группа плохо притворяющихся добрыми людей в белых халатах и в черных охранницких робах. Дрозд без трусов не даёт им приблизиться нисколько - отлично держит дистанцию. Как только преследователи переходят на бег, бегун встряхивает мудями и лревнегреческими прыжками восстанавливает равновесие. Иногда люди в белых халатах останавливаются - отдышаться. Останавливается и объект охоты. Вертит жопой, смеется. Люди в белых халатах, выжимая из себя какое есть оставшееся радушие, скверно улыбаются и делают приманивающие движения руками - то ли крошат булку, то ли бутылку отвинчивают. Но-но! - грозит пальчиком атлет. - Знаю я вас! И кавалькада продолжает своё движение.

Так продолжалось до метро, где медработники получили неожиданную помощь от милиционера. Милиционер вышел наперерез и не оставил беглецу никаких шансов.

Настоящий дядя Стёпа! А то так и бежали бы до площади трех вокзалов, а там - ""все открыты нам дороги"...
hagnir: (Default)
История с эротическим подтекстом, который появился, когда его совсем не ждали.

Основным поставщиком дерилиев в нашем богоугодном заведении были нейрохирурги. Традиционнвя стезя - песочница во дворе, пара крепких ударов в створ, сотрясение мозга, два унылых дня без водки в нейрохирургии, ключевой третий день - оп! - "красный черт такой смешной, он хохочет надо мной".
И, с бубенцами и гармошкой - к нам в нейрореанимацию.

Вот так примерно и было в тот заурядный, казалось, вечер.

Нейрохирург О., протрубив в телефон неизбежное, запихал прыгавших вокруг пострадавшего чертей ему в карманы пижамы, погрузил на каталку, покатил. Мы, в обреченном ожидании, сгрудились у входа.

По дороге, в лифте, у пациента случился еще и эпилептический припадок. Ввезли его к нам во всей красе, в клонической фазе. Главной целью сопровождающих было сдать это сокровище как можно скорее, поэтому последние метры нейрохирург О. тащил каталку бегом. Пациент добросовестно трясся в припадке, приземистый санитар, пользуясь случаем, ехал сзади, поджав ножки.

Пациент, надо сказать, вырос немаленьким. Метра два, наверное, в нем было,сложения, как пишут известные специалисты, атлетического. Приземистый санитар выглядывал из-за его ступни, как лукавый гном, которого собрался давить тролль.

Каждому определили поле деятельности. Кто в процедурку, кто перекладывать, кто оформлять бумажно, а кому и катетер в руки и пиписечный фронт работ.

Последнее досталось молодой медсестре Лене.

Это была ее первая пиписька, в плане катетера.

Заглянув в трусы Лена сказала: "Ого!". Мы с доктором Бирюковым заглянули и сказали: "Не, ну надо же!". Оставшиеся сестры столпились, как куры у кормушки, стали синхронно цокать языками. Нейрохирург О. заглянул последним, расстроился и ушел. Что взять с человека, который обычно имеет подход к самым интересным экземплярам человеческой породы с прямо противоположного торца. Его жизнь скучна, как серое вещество.

Потерянной Лене сообщили, в конце концов, что хуй - не картина Айвазовского, и вручили катетер. Лена походила вокруг, как мангуст возле спящей кобры, ухватилась двумя руками и...

Разбудил мангуст кобру.

Вы пробовали что-нибудь вставить в кобру, которая не спит? Вот и Лена не смогла. Мы, прыская в ладошку, посоветовали ей некоторое время подождать.

Лена превратилась в мангуста совсем. Принесла стульчик, села в засаду.

...Припадок давно угас, тролль мирно спал, орган торчал монументом. А Лена хищно ждала.

Как вы, наверное, знаете, в поединках с коброй побадителем обычно выходит мангуст. Не стал исключением и этот случай. Член потерял, наконец, бдительность и поплатился. Мангуст придушил кобру и вставил в нее катетер.

Торжествующую трясущуюся Лену увели на кухню отпаивать чаем.

А тролля оставили наедине с собой.
И зря.
Потому, что он проснулся.
Придя в себя, он легко разорвал путы и отправился в ночное.

...Кухня, сверчок. Лена пьет чай. Мы сидим рядом, успокаиваем.

Взгляд ее, обрашенный к двери застывает. Мы медленно поворачиваемся. Там стоит, занимая весь дверной проем, Родосский колосс. Угрожающе помахивает удлинненной конструкцией. Знаете, как тигр себя хвостом по бокам бъет перед атакой.

Нагибается, находит под столом Лену.

И ласково-укоризненно говорит: "Обляяяя...".

...Я так понимаю, катетер стал антенной, безошибочно приведшей его к Лене. Потому как в тот момент никак по-другому запомнить он ее не мог.

А корешок - запомнил!
hagnir: (Default)
Это то, что иногда случается, но не само, нужно приложить определенные усилия. И время приложения усилий тоже нужно какое-никакое.

Мне не нравится называть его как положено. В казенном наименовании его есть что-то... лирическое, успокаивающее. Обман. Нет в нем ничего лирического, а есть вулкан страстей, "туби ор нот туби" и "нина, где ты блядь ходишь".

Дерилий - имя ему!

Общение с чертями, как правило, занимает дня три. Помимо всякого лечения в обязательном порядке применяется и фиксационная терапия. Потому как в компании с чертями человек способен на многое. Отдельно еще напишу на что.

Вот и лежал у нас в реанимации один столяр. Черти у него были вполне заурядные для столяра, ничего особенного. Все положенные три дня столяр, несмотря на то, что был привязан к койке за руки-ноги, ехал на электричке в Тверь, о чем охотно рассказывал с подробностями докторам. Поначалу его даже с интересом слушали, потом, когда про Тверь стали всплывать некие чудовищные детали, интерес угас.

В одно прекрасное утро столяр приехал из Твери и осторожно преположил, что он, кажися, в больнице. Все очень обрадовались и отвязали его. Санитарка с умилением смотрела на то, как столяр ест гречу, вздыхала: "Проголодался-то как с дороги!".

Заведующий, потирая руки, запланировал на следующий день перевод из отделения к такой-то матери. Столяр не возражал, только потребовал трусы. Без трусов, как неотъемлемой части организма столяра, он чувствовал себя не вполне хорошо. Трусы ему обещали наутро, если будет хорошо себя вести.

На Москву пала душная июньская ночь. Заведующий, дежуривший как раз, собрался на ночной обход.

Обход добавил проблем. Койка столяра оказалась пуста. Заведующий, хрюкнув с досады, отправился на поиски. Столяр был обнаружен в соседней палате. Блестя жопой в лунном сиянии, он шваброй возил по потолку. На закономерные вопросы отвечал: "Ээ, начальник, бабочка шумит, спать мешает".

Тоже обычное дело. У кого черти, у кого бабочки. На второй круг, видать, пошел.

Заведующий, вздыхая о сорвавшемся переводе, назначил столяру фиксационную терапию и аминазин. Через пять минут беспокойный пациент спал сном младенца.

Заведующий вышел из палаты. Мимо него пролетела бабочка.

Бражник. Большой, как курица.

Заведующий оглянулся. Столяр храпел, как ему показалось, осуждающе.

"Хрррр... ай-ай-хррр... начальник... хрр... ну ё-маё... хр-хр".

И стало заведующему стыдно.

И перевел он столяра на следующий день. И лично, краснея, выдал ему трусы.

Profile

hagnir: (Default)
hagnir

December 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:30 am
Powered by Dreamwidth Studios