hagnir: (Default)
Да хватит, в конце концов, о медицине. Глаза бы уже не смотрели. Поговорим о прекрасном. О музыке.

Те, кто ни разу не бывал на сцене, вряд ли может понять, что там с этими чертями происходит. Ну, что они чувствуют. Со слушателем в зале понятно что может быть: 1)его прёт 2)его тошнит 3)ему дела нет до сцены, а зачем пришел - щас по ходу определится. Различные варианты помрачения сознания вообще не рассматриваем.

С музыкантами сложнее. За всех говорить не буду, разберу на примере "Белой Совы".

разбор )
hagnir: (Default)
Капитан Жорик обычно за словом в карман не лезет. Особенно, если ему кто-то не нравится. В пьяном состоянии нравится ему мало кто.

Басист Артем из сердобольности провожал пьяного Жорика в метро. И – не уберег. Не успел удержать на эскалаторе. Вообще-то это всегда очень трудно.

Жорик падал как птица – ломая крылья, теряя перья. Каскадерам учиться надо было в тот момент так зрелищно падать, ничего себе при этом не ломая. Перепало десятку-другому пассажиров – кому в кульбите каблуками по лысине заехал, кого за пальто на дно потащил.

Худо-бедно, остановил Жорик свое падение и стало ему стыдно. Он встал и принялся перед всему пострадавшими извиняться. Пострадавшие ворчали, отряхивались, но при этом были, в целом, настроены мирно.

Не все, однако.

В это время на другом эскалаторе вверх ехала бабка. Бабка, видимо, относилась к известной категории «пострадавших от ЖКХ», очень злая.

Она еще за пол-эскалатора начала на Жорика орать: нажруться здесь, гады, едуть, на людей падають, совсем совесть потеряли, жидомасоны.

В сознание Жорика бабка вклинилась, когда поравнялась с ним нос в нос. Он уже извинился перед половиной порушенных им людей, оставалось еще столько же. Жорикова мысль совершила бессознательный, но ловкий прыжок: «Извините... извините, пожалуйста, не хотел... извините... (развернувшись к бабке, с Ленинским жестом): А вы – идите на хуй!!! (развернувшись обратно): Извините... извините, пожалуйста...».

Жорику, который устал от вежливости и повис на Артеме, пострадавшие пассажиры простили всё. Охрипшую бабку эскалатор унес к вечерним огням Москвы…
hagnir: (Default)
Басист Артем, было дело, учился в геологоразведочном институте. Года полтора, потом его оттуда выперли. Был там у них такой предмет, как геодезия и картография, ходили по оврагам и холмам, мерили всё.

Вёл этот предмет специальный преподаватель, опытный. С профессиональной болезнью геодезистов и картографистов. Состояния опьянения у него чередовались с похмельными катастрофами – другим его никто и не знал.

Знакомство с Артемовой группой, как раз где-то в пересеченной местности на Миклухо-Маклая, пришлось именно на период несусветного похмелья. Страдание было написано у него на лице, но – профессиональный долг превыше всего.

Преподаватель углубился в листочек с написанными в нем фамилиями. Объявлял очередного и пристально вглядывался ему куда-то в район солнечного сплетения.

С волнами простых фамилий парусник его разума как-то еще справлялся, но неизбежно приближался к двум опаснейшим рифам. Были в группе два специальных человека – грузинка Шошитайшвили и Алуханян – он уже в каком-то там поколении в Москве жил, но армянская гордость в нем просто кипела. Причем оба очень… очень не любили, когда коверкали их фамилии.

И вот – первый риф. Парусник с треском сел на камни! Страдание, написанное на лице стало физически ощутимым. То ближе к глазам журнал поднесёт, то подальше отставит: «Ш-ш… Ш-ш-о-ш… Шо-шшш-о».

Наконец устал и произнес: «Что то там швили!».

Студенты вздрогнули. Взглядом ее, наследницы древнего рода, можно было, как автогеном, сейф вскрыть.

А геодезист спрятался за листочком и опрометчиво скакнул к следующей фамилии.

Алуханян.

Из-за листочка послышалось: «А-а-х-х… А-а-а-а-х-х…».

И парусник пошел ко дну.

Геодезист уронил листочек, потёр лоб и, устремив взгляд в бесконечность, обреченно подытожил: «А-х-х-хуйня какая-то!».

На озверевшем Алуханяне повисли несколько человек и никто физическим образом не пострадал
hagnir: (Default)
В одном паршивом клубе, где мы, как водится, выступали, подавали зеленый чай в чайниках. Такая, видимо, у них была особенная гордость. Право, ничем другим этот клуб гордиться не мог.

Скрипачка Саша пришла на концерт нездоровой, поэтому заказала себе от души один чайник. Принесли. В чайнике булькало. Саша наклонила его. В чайнике забулькало сильнее, но литься не стало. Саша встряхнула чайник. Из носика вывалился шматок. Басист Артем авторитетно сказал: «Чаинками забился. Щас обеспечим».

Артем начал дуть в носик чайника. В чайнике зачавкало. Артем подул сильнее. Чайник не сдавался. Артем надувал щеки и краснел. Чайник, по ощущению, тоже.

Я смотрел на действо, и из головы не выходило, что я, кажется, понял: так лечат уретрит…
hagnir: (Default)
Басист Артем устраивался работать грузчиком. Был поставлен перед необходимостью писать заявление. Написал. По зрелому размышлению написал словом «Грузчиком» с большой буквы.

Подумав еще, дописал: «В связи с повышением уровня внутренней самооценки».

Заставили переписать.

Формалисты…
hagnir: (Default)
Басист Артем как-то зимним вечером пил пиво на Бауманской со своим другом Олегом. Вот, кстати, что такое русский экстрим. А не какие-то глупые сновборды.

Как червяк на крючке рано или поздно находит свою рыбу, так и Артем неизбежно расширил свой круг общения за счет пьяного дяди из армянской диаспоры, сильного, но не проворного. Он блядью ругался на продавщицу в ларьке, а Артем сделал ему замечание. Сквернослов почуял соперника и предложил разобраться с Артемом немедленно. Как марал с другим маралом весной.

Маралы бьют сразу. Дядя наварил Артему по сусалам. Но, как я уже сказал, с проворностью у агрессора было так себе. Именно отсутствие этого качества позволило Артему выдержать первый натиск и, перехватив инициативу, перейти в контрнаступление.

Опуская ненужные подробности дебюта, перейду к эндшпилю.

Зимний вечер. Малоосвещенные окрестности Бауманской, засыпанные снегом. Басист Артем сидит на пришлом дяде верхом и охаживает кулаками. Его друг Олег, сначала не без опасения ожидавший милицию, но так ее и не дождавшийся, ходит вокруг кругом, укутывает распаренного Артема шарфом, поправляет куртку и уговаривает: «Артем! Ну вставай! Холодно же, простудишься! Артем, ну вставай!…».
hagnir: (Default)
Я сочинил песню. Мои музыканты делать ее согласились, но не без комментариев.

Так, басист Артем восхищенно сказал: «Ты, Хагнир, такую попсовую песню сочинил. Вроде Бритни Спирс».

Я печально ответил: «Однако сколько денег она получает, и сколько я…».

Артем возмутился: «Ну, ты сравнил! У нее сиськи-то какие!».

Эх, быть бы мне поп-старом, да сиськами не вышел!

Profile

hagnir: (Default)
hagnir

December 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:47 am
Powered by Dreamwidth Studios