hagnir: (Default)
Да хватит, в конце концов, о медицине. Глаза бы уже не смотрели. Поговорим о прекрасном. О музыке.

Те, кто ни разу не бывал на сцене, вряд ли может понять, что там с этими чертями происходит. Ну, что они чувствуют. Со слушателем в зале понятно что может быть: 1)его прёт 2)его тошнит 3)ему дела нет до сцены, а зачем пришел - щас по ходу определится. Различные варианты помрачения сознания вообще не рассматриваем.

С музыкантами сложнее. За всех говорить не буду, разберу на примере "Белой Совы".

разбор )
hagnir: (Default)
Барабанщик Петр с алкоголем знаком хорошо. Он с алкоголем на «ты». Из всех неодобряемых обществом субстанций он остановился именно на алкоголе и познал его.

Познавать алкоголь Петр научился сравнительно рано. К странному и короткому периоду своей учебы в институте, которым оказался МИРЭА, он был уже докой этого дела.

Петра пытались заставить заняться физкультурой. Даже предложили выбрать секцию по желанию. Петр выбрал плавание, потому что до бассейна не надо было долго идти, а также потому, что справляться с жидкими средами он умел очень хорошо.

Занятия проводились каждую неделю.

На первой неделе Петр и соратники напились. Посмотрели на бассейн.

Второй раз Петр и соратники напились больше. Ограничились раздевалкой.

На третьей недели Петр и соратники напились до печального состояния, которое Петр метко определил как «опизденение». Кому-то стало плохо, была вызвана скорая, его в носилках тащили санитары. Петр с оставшимися в строю физкультурниками помогали, как могли.

На улице стояли местные дети и с восторгом наблюдали за происходящим. До Петра донеслось восхищенное: «О, вон спортсмена понесли. Это, блин, пловец, слышь! С вышки, наверное, прыгнул…».
hagnir: (Default)
В прошлом году группа «White Owl» посетила волшебный заполярный город Костомукшу, где дала феерический фестивальный концерт, посетила все злачные места в виде сауны и горно-обогатительного комбината и по прошествии трех дней, храня собственное здоровье, отбыла восвояси.

Когда-нибудь я напишу об этой поездке всю правду. Когда-нибудь потом. Сейчас стыдно.

Но про из ряда вон выходящий, возмутительный эпизод, произошедший в нашем номере последней ночью, не могу, поведаю сейчас.

Поселили нас на базе отдыха, находящейся за чертой города. Там было диво как хорошо, вид заснеженного карельского озера из окна нашего домика на раз снимал все похмельные симптомы. Смутила, конечно, бумажка, которая была повешена над раковиной в кухне, гласившая: «Музыкантам из Москвы – в раковину не ссать!». Но мы не обиделись – фестиваль-то там уже не первый год, им виднее.

За окном бродили странные люди в косухах и валенках. Работники базы божились, что это приезжие.

Гитарист Паша отломал сосульку в человеческий рост. Фотографировался с ней, пока не сломал. Был счастлив полдня.

Мы там, на базе, ночевали только. Отходили от знакомства с городскими достопримечательностями.

В последнюю ночь, в которую мы и выступили на фестивале, я отбыл на покой раньше других. В этот день нам еще устроили экскурсию на комбинат и вид карьерного самосвала произвел на меня совершенно убийственное впечатление. Я почувствовал себя Мэд Мэксом, и больше не готов был к зрелищам. После концерта сразу уехал спать. Мне снился карьерный самосвал грузоподъемностью в тонну, который съезжал в карьер как собачка, на задних колесах.

Барабанщик Петр, проживавший со мной в одной комнате, вернулся уже под утро. Они, вместе с басистом Артемом и техническим директором, посетили остаток злачных мест и вернулись умиротворенные. Даже не шумели почти. Совсем чуть только.

Проснулся я от странного ощущения – что в номере находится кто-то еще. Просыпаться не хотелось, поэтому я попробовал определиться на слух. И вправду, в комнате сопел посторонний. И это был не Петр. Петр спал. А сопел и возился, определенно, неспящий.

Я не стал разводить проблем из происходящего, допуская, что в номере живет еще масса народу, технический директор может искать водку, басист Артем может искать туалет, а корреспондент Петрозаводского радио Айдар может искать тему для репортажа. Да мало ли кто что может искать в нашей комнате, из-за всего просыпаться, что ли? Скосил глаза, обнаружил смутные очертания человека в куртке и в лыжной шапочке, слегка напоминающие технического директора. Успокоился. Но ненадолго.

Пришелец топтался у входа. Потом он зачем-то встал на колени у нашего шкафа. Послышалось журчание, не оставляющее сомнений в том, что именно происходит.

От нереальности происходящего мне показалось, что я сплю.
Представить себе технического директора, человека достойного, который нассал на шкаф друзей, было… нельзя.

Тем временем, гость, довершив свое дело, деловито улегся в куртке прямо там же, около шкафа и начал похрапывать. По наполнению воздуха в комнате алкогольными парами я понял, что всё это – ужасная явь.

Для того, чтобы не ошибиться, я, осторожно переступив через тело, вышел в коридор. Кровать технического директора была занята, по всем признакам, им же, возможно, даже с женщиной.

Настала пора активных действий. Я включил свет, наступив, при этом, в лужу.

Последний факт меня просто взорвал. Я воззвал к барабанщику Петру. Петр проснулся, ни хрена не понял спросонья, и, движимый мало понятными мне в тот момент гуманистическим чувствами, начал вступаться: «Хагнир, хватит третировать человека… Хватит пиздить… ногами, по крайней мере, не надо… Каждый ведь может ошибиться… Приятель, вставай, ты ошибся номером…».

В этот момент Петр, неизвестно зачем, направившийся в коридор, также наступил в лужу.

И куда только гуманизм весь испарился?

Тон мгновенно изменился. Петр, возвышавшийся около гостя Родосским колоссом, клокотал от негодования: «Ах ты, сука такая, вставай и уёбывай, гандон сраный!!!». Я сдал ему свой пост у тела, а сам гавкал матом со своего дивана.

Гортанные крики в две глотки возымели действие. Тело поднялось. Писающий мальчик, пошатываясь, стоял в своей обоссанной куртке и, несмотря на муть в голове, понимал, что спорить с двумя всклокоченными людьми в трусах, которые так выглядят и так выражаются, видимо не стоит.

Поэтому он смиренно сходил в туалет за тряпкой и вытер, как смог, свою лужу. К этому моменту мы с Петром заняли безопасную позицию и держали наготове ботинки, поскольку бить обоссанного гостя руками и ногами, по законам гостеприимства, нехорошо.

После этого мы его попросили уйти, добавив, что если он сделает это в ближайшую минуту, его выход состоится, так и быть, без нашего физического участия. Писающий мальчик отправился к выходу, но где-то на середине пути кураж напополам с остатками мочи, ударил в голову, траектория его пути изменилась и он пинком ноги открыл дверь в комнату, где спали корреспондент Айдар и гитарист Паша.

Тут барабанщик Петр привстал, как был, с ботинком в руке (в этот момент он стал похож на Тарзана с ботинком) и сказал свою первую крылатую фразу этого утра: «Имеется в виду, выход там!!!». Писающий мальчик заметался по прихожей. Хлопнула дверь.

Петр прошлепал к столу в прихожей, откуда послышался звон бутылок и звук наливающейся жидкости. Последовала минутная пауза. Из прихожей донеслась вторая крылатая фраза барабанщика Петра: «Блядь! Я даже не знаю, как это прокомментировать!!!». Из комнаты Айдара и Паши раздались аплодисменты.

Утром в сугробе напротив обнаружили отпечаток тела и обледеневшую лыжную шапочку. Само тело в районе обеда стучалось в дверь домика и хотело лечиться водкой, в чем ему было категорически отказано.

Первой крылатой фразой барабанщика Петра мы до сих пор провожаем незваных гостей.

Вторая крылатая фраза барабанщика Петра применяется вообще очень часто.

А сам Петр с тех пор ходит у нас в гуманистах. Чего раньше за ним, в общем-то, не водилось…
hagnir: (Default)
Барабанщик Петр, по традиции интенсивно отмечавший Новый Год, часа в три ночи пошел к метро, догоняться. В подземном переходе обнаружил четырех ментов, постарался проскользнуть мимо них, не привлекая внимания: известно, как они обычно с праздником поздравляют.

Вдруг с улицы в переход влетела петарда и взорвалась: грохот, вонь, дым. Очумевший Петр вылез на поверхность и обнаружил там нескольких ребят, лет по пятнадцать.

Они спросили у Петра: «Скажите пожалуйста, там, внизу, менты есть?». «А как же, - ответил Петр, - целых четверо!»

«Спасибо!» - сказали ребята, достали еще одну петарду и с видимым наслаждением шарахнули ее в переход...
hagnir: (Default)
Рассуждали как-то о возрастах. Скрипачка Саша, любительница круглых чисел, выяснила, что гитаристу Борису недавно стукнуло двадцать семь лет, и печально констатировала: «Ну, это примерно то же, что и девятнадцать». «Почему это?» - забеспокоился Борис. «То есть ни туда, ни сюда» - вынесла диагноз Саша.

Тут в разговор включился барабанщик Петр: «Не соглашусь. Девятнадцать, положим, действительно ни туда, ни сюда. А вот двадцать семь – другое дело: то туда, то сюда...».

…И опыт, сын ошибок трудных…
hagnir: (Default)
Виталик, гитарист группы «Fools In Paradise», жил сильно за городом, в Быково, ездил оттуда на электричках. Через это сильно страдал – его часто била урла. Человек в очках и с гитарой, представляет для последних несомненную добычу, сами понимаете.

Как-то пришел на репетицию с разбитой рожей. Барабанщик Петр справился о происшедшем. Виталик ответил: «На меня напали в электричке и отняли сто рублей. Но теперь мне будет проще. У меня есть оружие устрашения!». Выяснилось, что оружие устрашение – это пневматический пистолет.

Барабанщик Петр ему говорил, что это – вещь бесполезная и, более того, опасная, но он не стал слушать.

А зря. Через неделю на него опять напали, на этот раз отобрали орудие устрашения и вдобавок надавали им по башке…
hagnir: (Default)
Барабанщик Петр, продолжает делиться народной мудростью.

Так, он сообщил, что солонки в местах общепита делятся на два основных типа: это солонки типа «Блядь!!!» (когда из солонки ничего не сыплется), и солонки типа «Еб твою мать!!!» (когда переворачиваешь солонку, у нее отваливается крышка и вся соль высыпается тебе в блюдо).
hagnir: (Default)
Ну вот я и вернулся.

Немного отлегло.

Правда, от мизантропии полностью избавиться не удалось. Попытаюсь уже здесь.

Жили мы на острове в море. Необитаемом, за исключением медведя, опознанного по кучкам говна. Человек столько не насрёт. В довершение нашли какой-то подозрительный лаз, уводящий в глубины земли. Шнурка не висело звонить не стал. Но по малой нужде ночью от палатки, на всякий случай отходить перестал.

Из развлечений было сидение в скалах и наблюдение за бегающим туда-сюда солнцем, трэш-литература в виде произведения писателя Леонова про таинственного убийцу (на мягкой бумаге) и шторм (я проверил поговорку "не плюй против ветра - пригодится". Работает).

Барабанщик Петр и фотограф Алексей построили плот и пытались добыть треску. Выяснилось, что невозможно одновременно ловить треску и грести против течения. Поэтому поймали пучок водорослей и на этом прекратили.

Медведь сожрал бульонные кубики. Больше не приходил.

Потом барабанщик Петр хотел добыть зверя, поэтому сделал лук из осины и пошел охотиться. На семейство куропаток, жившее по соседству, он охотился каждый день. Петр обрел хорошую спортивную форму. Куропатки тоже.

Потом барабанщик Петр опять пытался добыть треску, на этот раз со скал. Добыл несколько, хотя добыча червя все же оказалась делом более успешным.

Тюлень сидел в скалах и нагло чесался. К себе близко не подпускал. Барабанщик Петр хотел добыть и его, но сообща отоворили.

А под конец барабанщик Петр обнаглел и собрался добывать касатку. Слава Богу пришло время собираться назад.

На станции барабанщик Петр добыл водку. После чего расстался с нами и отбыл в противоположном от Москвы направлении, куда-то навстречу Северному полюсу. Земля оказалась круглой, поскольку Петр спустя неделю дозвонился мне из Питера. Он сидел в Мани-Хани и пил. Все дороги, как выяснилось, ведут в Мани-Хани.

Буду там и я.

А пока я здесь и, пожалуй, продолжу.
hagnir: (Default)
Барабанщик Петр утверждает, что беременность – это вирус, передают который мужчины, но болеют исключительно женщины...

Profile

hagnir: (Default)
hagnir

December 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:31 am
Powered by Dreamwidth Studios